top of page

Даниил Куракин митрополиту Евгению: Вы опять напрашиваетесь на лишение ВНЖ



Борьба представителей церкви с однополыми браками - это явление, которое миру не ново, однако в Эстонии, где подавляющее большинство людей не верят ни в каких богов, позиционировать церковь и Библию как единственный легитимный институт морали очень странно.


Однако к заявлениям разных религиозных деятелей в Эстонии и отношение должно быть разным. Одно дело, когда Урмас Вильма, архиепископ местной лютеранской церкви, огорчается решением правительства „отобрать“ у христиан понятия традиционного брака, высказывая этим мнение церкви, а другое дело, когда глава Эстонской православной церкви Московского патриархата называет расширение прав человека „содомитским грехом“ и призывает Рийгикогу не принимать закон о равенстве брака.


С тем же стремлением, как митрополит приводит цитаты из Библии в своем обращении, я приведу пример из сборника законов, к которому в действительности обращается Эстонская Республика: Статья 40 Конституции ЭР гласит что государственной церкви нет, а значит нет и разрешения церквям влиять на государственную политику. Учитывая бэкграунд митрополита, когда он с энтузиазмом шел на сотрудничество с прокремлевскими активистами, и его проблемы с признанием преступной агрессии России против Украины, возникает подозрение, не является ли этот пасквиль заказом сверху?


Эстонская православная церковь и другие церкви Московского патриархата так или иначе связаны с РПЦ России, про которую давно ходит мнение, что они „ФСБ в рясах“, и на мой взгляд, это недалеко от истины. Патриарх Кирилл не раз благословлял развязанную Россией войну и оправдывал преступления российской армии. Так почему мы должны верить заявлениям местного митрополита, который находится в подчинении у Кирилла и для которого от ответа на вопрос о поддержке „СВО“ зависит возможность жить в Эстонии? Должны ли мы и дальше в Эстонии терпеть этот кусочек Кремля или, по примеру Латвии, сделать православную церковь независимой от Москвы? Я считаю, что это вопрос государственной безопасности, особенно когда митрополит уже в третий раз напрашивается на лишение ВНЖ. Заявления главы ЭПЦ МП еще раз подтверждают дремучесть взглядов некоторых религиозных деятелей, и его можно коротко описать известным мемом „Я не гомофоб, но…“


Мне очень нравится находить противоречия между словами религиозных деятелей и их же концепцией. Например, создав человека по образу и подобию своему, христианский бог должен был также учесть и биологическую предрасположенность некоторых людей создавать тесные взаимоотношения с представителями своего пола. Напоминаю, что геями не становятся, геями рождаются, и наукой это давно доказано. Не все религиозные деятели это понимают, зато понял глава католической церкви Папа римский Франциск, который заявил буквально следующее: „Гомосексуальные люди имеют право быть в семье. Они - дети Божьи, и у них есть право на семью. Никого нельзя из-за этого исключать или заставлять страдать“.


Сравните теперь это мнение с заявлением митрополита Евгения о том, что „мы не должны испытывать ненависть к людям, которые „немощны духом“, но и не должны принять содомский грех как норму“. Слова Папы римского Франциска, это слова человека, который действительно чтит христианскую заповедь „возлюби ближнего своего“. Текст митрополита Евгения - мерзкий гомофобный призыв к ненависти, который в любой другой цивилизованной стране стал бы предметом внимания правоохранительных органов, а с точки зрения христианского мирровозрения, которое продвигают сами же священники, этот текст еще и полностью ему противоречит. Евгений просто маскирует свое человеконенавистничество религиозными догмами и цитатами из Библии в стране, где к какой-либо религии себя причисляет всего 29% жителей.


Однако это не значит, что церковь не может в принципе принять иную концепцию брака. Из слов Урмаса Вильма следует, что лютеранская церковь готова принять равенство брака, если, по их мнению, к этому будет готово общество, потому что эта церковь умеет приспосабливаться. Поскольку любая церковь это сугубо консервативный институт, готовность подстроиться под современные реалии адекватными людьми всегда встречается с воодушевлением. Но в заявлениях церковных служащих легко читается то, какая церковь готова к изменениям, а какая желает продолжать следовать своим средневековым догмам.


Для пастырей духовных и их прихожан важно понять, что библейские концепции о браке никто извне менять не собирается. Законодательство Эстонии не должно строиться на библейских заветах, иначе мы далеко не уйдем, следуя наставлениям книги двух тысячелетней давности, отражающей взгляды и нормы того времени. Однако в этом и сила прогрессирующего законодательства и мировоззрения общества. В какой-то момент даже священнослужители не видят ничего безнравственного в том, чтобы заключить в церкви брак между двумя геями или лесбиянками, как это делается многими западными священниками.

Церковь консервативна, но даже этот консерватизм можно побороть, когда в обществе в целом не поддерживаются средневековые догмы и заповеди. Общество развивается, церковь развивается вместе с ним, этот процесс всегда неизбежен. Принятие закона о равенстве брака - это один из символов такого прогресса.

Comments


bottom of page