top of page

Мнение: С Кылвартом у избирателей центристов меньше шансов влиять на будущее Эстонии



Лидером Центристской партии стал Михаил Кылварт, а, значит, с тем курсом, которого Юри Ратас держался для привлечения эстоноязычного избирателя, можно смело прощаться, считает молодежный активист Даниил Куракин.


Традиционно, еще со времен Сависаара, Центристская партия в народном сознании воспринимается как партия, защищающая интересы русскоязычного меньшинства в Эстонии. Среди центристов до сих пор значительное количество членов партии - это выходцы из русскоязычных семей, а самую большую популярность центристы традиционно имеют в т. н. русскоязычных регионах Эстонии. Такие партии так или иначе должны были возникнуть на просторах бывшей советской империи, где осталось существенное количество русскоязычного населения.


Например, в Латвии аналогом Центристской партии была партия «Согласие», которая декларировала все те же идеи и ценности, вроде защиты русскоязычного образования. Со сменой лидера на Юри Ратаса в Центристской партии наметилась тенденция ухода от статуса «русской партии» в пользу идеологии, заявленной непосредственнно в названии партии, которая должна распространяться не только на русскоязычных, но и на всех жителей Эстонии. Сама по себе политика симпатии русскоязычному меньшинству не несет что-то плохое, но в большинстве случаев такая политика идет нога в ногу с сохранением влияния России и создания площадки для идей «Русского мира», а это уже повод от нее отказаться.


Однако пока Ратас был у руля, стали отчетливо видны два крыла, наличие которых центристы могут отрицать, но факт их существования налицо. Это крыло политики Сависаара, к которому примкнули в основном русскоязычные члены партии, и более проэстонское крыло, стоявшее за Ратасом. Крыло Ратаса не делает большой упор на сохранение русскоязычного образования в Эстонии, оно более либеральное, более проевропейское. Если бы на выборах победил Танель Кийк, курс данного крыла продолжился бы и партия на политическом компасе стала бы ближе к социал-демократам.


Победа Кылварта - это уход от политики Ратаса и возвращение к истокам времен Сависаара. За Кылвартом стояли практически все русскоязычные члены партии, за исключением разве что Марии Юферевой-Скуратовски, которая была чуть ли не единственным русскоязычным влиятельным центристом, публично поддерживавшим кандидатство Кийка.


Кылварт - это наиболее популярный кандидат среди русскоязычного населения Эстонии, он набирает рекордные числа голосов на выборах от Ласнамяэ, если это муниципальные выборы, и во «втором округе», если выборы парламентские. Кылварт - это тип политика, который принято называть крепким хозяйственником. Это политик без ярко выраженной идеологии, который создает впечатление, что у него всегда все под контролем, он не участвует в политических скандалах, но это человек на своем месте и близкий к народу.


Причем народ готов голосовать за такого человека несмотря ни на что, потому что такие люди в большинстве своем вызывают доверие у непритязательных людей. От этого человека его электорат ждет, что он наведет порядок в Центристской партии, которая, по мнению электората, предала его, от чего партия и потеряла такое существенное количество мест в Рийгикогу. Заявлять о том, что проевропейский курс центристов, их прямое осуждение войны в Украине и поддержка санкций против России - это какое-то там предательство, могут только соответствующие люди, но, как ни странно, на поддержку именно этих людей опирается Кылварт. Об этом также говорит и поддержка Кылварта такими политиками, как Яна Тоом и Александр Чаплыгин, которые постоянно критикуют проукраинскую политику Эстонии.


Уверен, если бы в Центристской партии продолжал состоять Стальнухин, он бы тоже голосовал за Кылварта. К слову, в Нарве центристам теперь вообще не стоит переживать о чем-либо, ведь во главе партии стоит близкий им по духу человек.

Центристская партия обречена стать токсичнее.


Относительно же личности самого Кылварта можно сказать, что ему приходится подстраиваться под общую проукраинскую направленность настроений в Эстонии. Чтобы сказать публично «слава Украине», ему потребовалось полтора года, и то я не уверен в том, что поддержка Украины из его уст искренна, учитывая, что о нее спотыкаются даже антипутински насторенные граждане России.


С моей точки зрения, это лишь пиар перед выборами, чтобы членов Центристской партии было чем убеждать, что их новый лидер не имеет больше симпатий к России. А поводы для сомнений имеются, учитывая прошлое Кылварта, связанное как с «Ночным дозором», так и с движением «Наши». Можно также припомнить Кылварту отсутствие брезгливости, позволявшее ему появляться на российских пропагандистских каналах, как делала и его соратница из Европарламента.

Самое важное здесь то, что с Кылвартом Центристская партия станет, если можно так выразиться, ядовитее. От нее скорее всего отвернутся последние проэстонские избиратели, зато вернутся ватные русскоязычные, которых Центристская партия может вернуть в свой электорат после вероятной ликвидации партии Koos. Из Центристской партии, вероятно, уйдут некоторые видные политики, не согласные с курсом Кылварта по ориентированию партии на Таллинн и Ида-Вирумаа как на главные бастионы центристской власти. Заявления об этом уже звучали в прессе.


Также стоит подчеркнуть, что Центристская партия в ближайшие годы точно не попадет в правительство. И дело не в разрезе глаз Кылварта, как утверждает Яна Тоом. Основная критика в адрес Кылварта заключается не в этом, а в действиях этого политика и его взглядах, которые все еще идут вразрез с основной политикой Эстонии. Премьер-министром Эстонии может быть кто угодно, но точно не человек, выступающий за сохранение памятников советским оккупантам.


Лично меня устраивает Кылварт на посту главы Центристской партии, ровно так же, как устроил бы Кийк. Просто в первом случае с партией можно попрощаться, а во втором с ней можно было бы даже без проблем сотрудничать. С Кылвартом она уйдет в ориентированность на русскоязычных избирателей, станет более консервативной и авторитарной, и в конце концов вполне может превратиться в нечто наподобие того, с чем у центристов был договор о сотрудничестве вплоть до полномасштабного вторжения России в Украину.


Партия окончательно потеряет все шансы стать второй партией в стране и перестанет быть той силой, с которой стоит считаться. В то же время, если бы лидером стал Кийк, партия бы либерализовалась, возможно, из нее ушли бы Тоом с Чаплыгином, и Центристская партия сама стала бы той альтернативой реформистам, о необходимости которой центристы постоянно говорят.

Comments


bottom of page